«Аномальная зона» на площади Куйбышева в Самаре

В Самаре прошла фотовыставка, которая учит смотреть правде в глаза.

 Странно, но я нигде не встречал рекламы этой выставки. О ней я узнал случайно, со слов одной знакомой, проходившей мимо площади Куйбышева и заметившей эти . Я с большим желанием отправился на выставку Виктора Пылявского, так как в прошлом году уже видел произведения этого фотохудожника.

Тогда он выставлял фотографии Самары и Самарской области, сделанные с высоты птичьего полета (с параплана). Основную часть прошлогодней экспозиции составляли храмы, в том числе разрушенные. Тем самым автор пытался привлечь людей к восстановлению поруганных христианских святынь. Смотря на фотографии, вновь и вновь удивляешься: как же красив наш край.

На этот раз экспозиция также посвящена храмам, но уже не каменным и не деревянным. На фотографиях – дети из интерната. В пояснениях к работам автор пишет о том, как они живут. Он утверждает, что хотел построить храм в качестве благодарности Богу за спасенную жизнь (он чудесным образом исцелился от рака). Но волею «судьбы» он оказался в детском доме города Отрадное. понял, что должен построить храм здесь. Сердца этих детей – и есть храмы. Они брошены, разрушены. Часть детей имеет задержку в развитии, но, по мнению Пылявского, диагноз «верен процентов на 40». Российская статистика показывает: достаточно много детей, оказываясь в нормальной семье, совершенно перестают отставать от сверстников в развитии.

Среди прочих комментариев есть и такой. Старожилы детдома с сожалением вспоминают, как гнали баптистов, ограждая от них детей. А те все равно шли, несли подарки, одежду, играли с детьми. Недавние изгои, евангельские христиане, не обделили своей любовью изгоев нынешнего века. Часть детей были усыновлены именно этими людьми. Недаром в народе говорят: «Чем храмы строить, лучше сироту пристроить».

 
 

Раньше Виктор Пылявский исследовал аномальные зоны Самарской области. Но однажды он наткнулся на аномальную зону нашего общества. Ходя по выставке, я слушал, о чем говорят люди, рассматривающие фотографии. Некоторые вообще не читали комментарии и поэтому недоумевали: «А при чем тут фотографии детей?» Один парень ворчал: «Что это нам тут всяких покалеченных и поцарапанных показывают?» А кто-то заметил, что «из людей хотят выбить слезу коленкой». Выставка очень трогает. Но, похоже, от современных деревянных людей очень трудно добиться хотя бы сочувствия.

Один выпускник детского дома сказал мне, что ему вспомнилось детство и вся пережитая боль. Он называет детдом инкубатором, откуда дети выходят неподготовленными к жизни. И жестоких мир встречает их, конечно, не с распростертыми объятиями. Они становятся никому не нужными. Никому не нужными храмами.

Пылявский просит не ругать власть (дескать, это их дело – заботится о брошенных детях), не ругать богатых, а обратить внимание на себя. И главный вопрос, который каждый может задать себе: «Что сделал я?» Нам всем необходимо наконец-то посмотреть правде в глаза и увидеть, что самый страшный диагноз не у этих детей, а у нас. Этот диагноз – сердечная недостаточность.

 

Николай Горланов, специально для газеты «До и после Рождества Христова»

Еще по теме