Хорошая профессия – с Богом разговаривать

Однажды Александр Серегин напился в компании до бесчувствия, а когда пришел в себя, ему сказали, что он убил человека. Потом были пять лет тюрьмы камерного содержания. Там Александр стал молиться Богу и раскаиваться в грехах. Затем его перевели в исправительную колонию, избрали старостой. Потом условно-досрочно освободили.

После освобождения поехал в монастырь

За колючей проволокой Серегин твердо решил после выхода на свободу стать монахом. Сегодня Александра можно встретить в Свято-Воскресенском мужском монастыре Тольятти.

— В обители я уже девять месяцев, — рассказывает Александр. – Сразу после освобождения поехал в село Курумоч к своему духовному отцу священнику Виталию Тимакову. Он благословил меня идти в монастырь, дал рекомендацию:

«Серегин являлся старостой молельной комнаты Исправительной колонии № 10. За это время проявил себя с положительной стороны, активно участвовал в Богослужениях, молебнах, Крестных ходах, занимался в отрядах миссионерской деятельностью, распространял православную литературу, принимал участие в ремонте молельной комнаты. Освобожден условно-досрочно за хорошее поведение».

Вскоре Серегину разрешили побывать на малой родине. В селе Максимовка Богатовского района его дожидались мама, братья и сестра. Удивил же он земляков! Восемь лет не был дома, а даже рюмки в кругу семьи не выпил! Глубоко верующая мама, Любовь Васильевна, на все упреки-недоумения сельчан по этому поводу радостно отвечала: «Слава Богу, сын стал совсем другим!». Решение Александра стать монахом и посвятить жизнь Господу Иисусу Христу и Церкви одобрила.

Через полгода он вновь приехал в родное село – помочь больной маме управиться с огородом. И так случилось, что неожиданно умер его старый друг Сергей Фотин. Умеющего читать по усопшему Псалтирь в большом селе не нашлось – пришли просить будущего монаха. Серегин читал всю ночь и еще полдня. Этот случай изменил отношение сельчан к Александру: «Хорошая у твоего сына, Любовь Васильевна, профессия – с Богом разговаривать».

Борьба с искушениями

Духовный отец, священник Виталий Тимаков, предупредил Александра: «Господу работать – терпеть искушения». И искушения начались. Подъем в монастыре – в шесть утра. А он вдруг стал просыпать. За опоздание на молитву – десять земных поклонов. Тяжелы не поклоны — очень стыдно было перед братией.

Но это было не самое сильное искушение. Один раз Александр даже увидел бесов, которые искушали его: «Ну что за грех – одну рюмку выпить, одну сигарету выкурить…»
Каждый раз, когда его донимают нечистые духи, за искушаемого брата на молитву встает весь монастырь. И враг рода человеческого на время отходит.

Первый набор братии монастыря в большинстве состоял из бывших осужденных. С их стороны было немало неприятностей, поэтому некоторых нельзя было оставлять. И все же Воскресенский монастырь остается пока единственным в Самарской епархии, в котором бывшие осужденные находят дом и братьев по вере.

Например, в Сызранском Вознесенском мужском монастыре люди с судимостью долго не задерживаются. «Наш монастырь расположен в городе, соблазнов много, вот и уходят обратно в мир», — поясняет настоятель монастыря игумен Марк (Алексеев).

Но, судя по всему, число бывших осужденных, желающих принять иночество, будет расти. Самарская епархия и Главное управление Федеральной службы исполнения наказаний по Самарской области проводят большую работу по возвращению оступившихся людей к нормальной жизни. В каждой колонии сейчас действует православный приход. Из тех, кто пришел к вере в колониях и тюрьмах, за колючую проволоку возвращаются очень немногие. Почти все создают семьи, честно работают, учатся.

— К вере православной, к Богу я пришел через две клинические смерти, тюрьму, колонию, — сказал мне на прощание Серегин. – Я благодарен Господу, что так сложилась моя жизнь. Сердцем вижу: Бог меня любит и только Ему ведомыми путями ведет ко спасению…

По материалам газеты «Благовест»

Еще по теме